20/03/2017

dagrael: (Default)
В общении с читателями моего блога мне не раз приходится слышать от них справедливую констатацию того факта, что жителям Донбасса изрядно засрали мозги российской пропагандой.
На этом основании они предлагают простую и эффективную (по их мнению), как пуля 12,7 в голову, формулу исправления ситуации, а именно – “Необходимо развернуть качественную украинскую пропаганду, год-два – и дело в шляпе, они изменят свою точку зрения”.
Поскольку звучит эта, увы, недалекая позиция уже не в первый раз, я решил немного раскрыть детали формирования образа украинца в сознании русского. Надеюсь, это поможет коллегам не строить в дальнейшем иллюзий насчет магического щелчка пальцами как средства решения проблемы.

Подтверждений упомянутым моментам для неверующих приводить почти не буду, потому что:

а) привожу достаточно известные факты,
б) если так уж хотите подтверждений – гуглите сами, холера ясна)))

Для начала разберемся с базисным понятием “пропаганда”.
Хотя пропаганда и принимает различные формы, она почти всегда представляет собой в той или иной форме “активизированную идеологию”, иногда пропаганда служит средством возбуждения общественного мнения в поддержку определенных целей, а часто выполняет интеграционные функции, делая публику пассивной и отвлекая ее от любых форм несогласия с существующей системой. Иначе говоря, заадача пропаганды состоит в том, чтобы распространить среди аудитории определенную идеологию для достижения заранее сформулированной цели.
Политическая пропаганда (в отличие от коммерческой, а также от традиционной рекламы) не только дает чему-либо положительные оценки, расхваливает, но и может быть построена на негативных оценках, которые пропагандисты дают своим противникам или конкурентам. Довольно часто в политической пропаганде используются приемы, которые можно было бы назвать “рекламой наоборот”.
У пропаганды есть свои рекламируемые товары – мнения, стереотипы, образ жизни и т.д. Она продвигает политику государств, правительств, точки зрения на те или иные события, участвует в формировании имиджей, используя при этом как традиционное убеждение, так и методы суггестивного воздействия.
Большое значение для определения эффективности воздействия пропаганды на человека имеет доверие к той информации, которую ему предлагают. Очевидно, что человек может сознательно изменить свое поведение в соответствии с предоставляемыми ему сведениями только в том случае, если он им поверит.

Вот здесь следует перейти к населению Донбасса, к тому, во что именно оно верит, а точнее – во что верило до 2014 года.
По своим социальным и мировоззренческим характеристикам большинство населения Донбасса (мы вынуждены это констатировать) очень близко к населению России, а последнее, в свою очередь, во многом имеет ценностную модель формата “СССР 2.0”.
Для более полного понимания этой нынешней модели (естественно, в отношении украинцев) уместно рассмотреть первичную ценностную модель СССР.
По большому счету она начала формироваться в годы Второй мировой войны, когда всему населению СССР была привита изначально вполне справедливая ненависть к гитлеровскому режиму и его союзникам. При этом, известный исторический факт участия УПА в борьбе с коммунистическим режимом на стороне гитлеровцев рассматривался не как борьба “за” (восстановление независимости Украины), а исключительно как борьба “против” (СССР). Запомним это обстоятельство – борьба не на стороне (против) СССР под любым предлогом воспринималась как агрессия и повод для занесения в списки врагов. Советская пропаганда, само собой, всячески способствовала этому.
Думаю, никому не стоит объяснять, как ожесточенно в результате относился советский народ к так называемым “бандеровцам”. Так и зародился лозунг, который намного позже приобрел следующую форму:
“Украинцы=бандеровцы=фашисты (нацисты)”

Одновременно с этим  население СССР в военном и в социал-капиталистическом противостоянии остро нуждалось в наборе подкрепляющих и мотивирующих стимулов для нации. И хотя нация на тот момент считалась как бы одна ­– “советская”, но базис для стимулов – литературный, документальный, исторический – все же выстраивался на русских.
Началось это движение тогда же, в годы ВМВ. Для тех, кто не совсем понимает, о чем я, осуществлю краткий исторический экскурс. Поинтересуйтесь, какой национальности на самом деле был первый боец, совершивший подвиг закрытия грудью вражеской амбразуры, и какое он носил имя.
Думаете, что русский, Александр Матросов? Отнюдь – Чолпонбай Тулебердиев, киргиз! Да, Матросов тоже закрывал собой амбразуру, но 27.02.1943, а Тулебердиев – 6.08.1942!
Так почему же улицы и скверы носят имя Матросова, а не Тулебердиева? Почему знают Матросова, а не Тулебердиева? Да потому, что Тулебердиев – киргиз, а стране Советов нужны были русские герои!
Это лишь один пример, но поверьте, их намного больше.

Так национальность “русские” в ряду прочих в Союзе постепенно приобретала доминирующее, главенствующее значение. Русские победили фашизм, русские – герои, русские своих не бросают… И хотя официально декларировалось “равенство и братство народов”, но уже зарождался русский шовинизм, который приобретал вполне определенную форму относительно “братских наций”, прежде всего украинцев – второго по численности славянского народа в СССР.
Русские лучше украинцев, к тому же “замаранных бандеровством”.
Также уместно вспомнить гетьмана Мазепу. Достаточно противоречивая историческая личность, которой, тем не менее, в советских учебниках по истории были присвоена вполне четкая характеристика – предатель Российской империи. То, что “предана” была Российская империя, а не СССР, и всего одним человеком, не умаляло весомости второго созданного лозунга:
“Украинцы – предатели”.
Как видите, поводы для регулярного отождествления Российской империи с СССР и позже – с Россией зарождались именно в те годы.
Что же до хозяйственности украинцев, именуемой русскими “жлобством”, то мне, пожалуй, нечего добавить сверх того, что уже было написано Горьким Луком – остается лишь констатировать, что в сознании русских жадность украинца давно стала чертой нарицательной.
Естественно, что “бандеровцы и предатели”, особенно с Западной Украины, платили русским (“москалям”) той же монетой нелюбви, что лишь разжигало ненависть “главенствующей” нации к украинцам.
“Украинцы – еще и жлобы”.
В итоге появилось прозвище “хохлы”, что само по себе как элемент символизма является знаковым в данной истории. С этого момента украинец автоматически позиционировался в глазах русского ниже его самого. Ты мог быть отличным парнем, но ты был “хохлом”, поэтому определенные аспекты твоего поведения трактовались исключительно как “хохляцкие”. Каким же еще может быть хохол…
Русский регулярно демонстрировал аналогичные черты, но “хохляцтвом” это, естественно, не объяснялось.

Я не буду подробно останавливаться на описании того, какими именно способами, методами и приемами пропаганды осуществлялось внедрение этих позиций в сознание русских во времена СССР, скажу лишь одно – дьявол кроется в деталях. Так сформировалась мировоззренческая межнациональная модель “русский-украинец” версии СССР.
Таким образом, на момент распада СССР понятийные модели граждан РФ и Украины обладали следующими позициями:
1.       Жители России (грубо обобщая – русские) – это победители, герои + полный набор позитивных качеств. Негативные качества списываются на “загадочную русскую душу”.
2.       Жители Украины (грубо обобщая – украинцы) – это хохлы (ярлык из национального стал гражданским), хитрые жлобы, предатели (здесь еще и добавилась тяжелая “родовая” травма из-за отделения Украины) и, в конце-концов, бандеровцы. Существа, в общем-то, беспринципные.

В дальнейшем началось видоизменение (а точнее, наращивание) модели версии СССР до модели версии СССР 2.0 (модели РФ). Поэтапно в Украине происходили события, лишь “подтверждающие и усиливающие” все ранее сформированные представления русских об украинцах.
Хохлы крали газ, жили на подаренных землях, “предавали” Россию неоднократно – вначале отделением, а затем уж и выбором не ТС, а ЕС…
Россия в это время заново формирует в сознании своего (и донбасского заодно) населения биполярный мир, где по одну сторону баррикад – защитники добра и русские, которым все обязаны по гроб жизни за Великую Победу Над Фашизмом, а по другую – США, НАТО и вообще все “фашисты с геропейцами”, куда после Оранжевой революции относят и Украину.

При этом Украина никогда не выпускалась из сферы прямых интересов России. В 2009 Пуйло называет Украину “Малороссией”, утверждает, что она ее территория состоит из земель, ей по праву не принадлежащих… И т.д., и т.п.
Параллельно в украинское сообщество глубоко интегрируется российская экономико-социально-политическая модель управленческого, научного, военного типов, наслаиваясь на остатки старой советской модели и не давая развиваться новой украинской.

Стартом апогея в восприятии украинцев россиянами стал 2014 год. К этому моменту была уже проведена очень длительная, многолетняя, изощренная и кропотливая пропагандистская работа по формированию в сознании россиян модели украинцев и Украины как таковой (помним, начиная еще со времен ВМВ).
Елка уже была наряжена. Оставалось только увенчать ее шпилем.
И вот – Майдан.
Украинцы делают выбор в пользу ЕС. И внезапно (хотя на самом деле вполне подготовленно) становятся укрофашистами. Крым по плану становится Крымнашем. С помощью “ихтамнетов” загорается Донбасс.
Украинцы не желают покоряться выходкам “старшего брата”, и трактовка их понятийная модель с неослабевающей помощью российской пропаганды становится в сознании россиян автономной. Россиян больше не нужно убеждать в том, что украинский солдат (украинец) – бандеровец, фашист и нелюдь (прочих эпитетов в росСМИ немало), они сами убеждают себя в этом, успешно трактуя любое происходящее в Украине событие через призму, созданную пропагандой.
Помните, как нас поначалу удивляло то, что что кучка студентов с их речевкой про москаляку послужила поводом для вспышки ненависти населения целой страны – России?
Теперь-то вы поняли причину? Мировоззрение россиян, версия СССР 2.0…

И мировоззрение бамбасян было и есть близким.
Ведь все это время они считали себя близким по духу к “русским”, по недоразумению истории оказавшимися в одной стране с “бандеровцами” (слава Богу, на том краю страны). Оторванными от СССР… ой, уже Россиюшки-матушки. Насильно втягиваемыми в богопротивную Гейропу и гнусное НАТО.
И вид желто-синего стяга или трезубца был для них действительно настоящей пыткой (“вот погодите ужо, биндеры – Путин придет, порядок наведет!”).
Теперь понимаете, откуда неслись эти истошно-радостные вопли “Путин, введи!..”?
А ведь ныне им в мозг еще и наслоилось дополнение “АТО 2014-2017: бандеровские псевдореалии”…

Вот теперь и расскажите мне, как именно следует выстраивать украинскую пропаганду, направленную на исправление их, бамбасян, мировоззрения.
Как победить то, что втравливалось в невежественные умы на протяжении порядка 75 лет?
Как воплотить аналогично (а для успеха – и более) разветвленный, проработанный и эффективный комплекс пропагандистских мероприятий?
Как изыскать и задействовать при этом огромнейший объем ресурсов, сопоставимый (а для успеха – и больший) с задействованным ранее – СССР и Россией?

Нет, ребята, я не пессимист.
Но эти вопросы в данной ситуации пока что считаю скорее риторическими.